ПОЧЕМУ И КАК ОШИБЛИСЬ ПРИ ВСТРЕЧЕ ХЛЕСТАКОВ И ГОРОДНИЧИЙ?

А теперь давайте вспомним «Ревизора» Н. В. Гоголя;

«Городничий… Позвольте мне предложить вам переехать со мною на другую квартиру.

Хлестаков. Нет, не хочу! Я знаю, что значит на другую квартиру: то есть — в тюрьму! Да какое вы имеете право? Да как вы смеете?… Да вот я… Я служу в Петербурге. (Бодрится.) Я, я, я…

Городничий (в сторону). О господи ты боже, какой сердитый! Все узнал, все рассказали проклятые купцы!

Городничий (вытянувшись и дрожа всем телом). Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие… не сделайте несчастным человека.

Хлестаков. Нет, я не хочу! Вот еще! мне какое дело? Оттого, что у вас жена и дети, я должен идти в тюрьму, вот прекрасно!… Нет, благодарю покорно, не хочу».

При всей вымышленности и условности комедийной ситуации она отличается глубоким пониманием очень важного психологического явления, которое специалистами называется «установка». В данном случае у городничего и у Хлестакова выявляются при встрече свои установки, т.е. свои собственные содержательные представления о том, что может произойти, что — по мнению персонажей должно произойти.

Ведь городничий ждал приезда ревизора, поверил Бобчинскому и Добчинскому, что ревизор уже здесь, что он, городничий, разговаривает с ревизором, которого надо смягчить, привлечь на свою сторону, «подмазать» и тем самым избежать краха карьеры. А Хлестаков знал, что он, Хлестаков, задолжал в гостинице, что его поэтому ожидают неприятности, причем не исключен и арест, так как расплатиться с долга ми он не сможет. Именно поэтому городничий не сомневается в силе Хлестакова-ревизора, а Хлестаков — в намерениях городничего арестовать его. При этом они оба не замечают признаков другой реальности, истолковывают реплики друг друга исключительно на фоне собственных установок.

Установки всякого рода играют чрезвычайно важную роль в теоретической и практической деятельности человека и ярко выступают в процессах общения. Чтобы не попасть впросак самому и не поставить в неловкое положение собеседника, надо знать, что такое установка, как она развивается в условиях общения, как ее можно изменить и как ею следует управлять.

Проделайте мысленно (можно и на практике!) такой эксперимент.

Вы с приятелем находитесь в кинозале. Погас свет, началась демонстрация кинофильма. Все (и Вы со своим приятелем тоже) внимательно следят за происходящим на экране. Неожиданно Вы спрашиваете приятеля (шепотом, конечно, но так, чтобы Вас было слышно): «Вспомни, пожалуйста, как называется яйцекладущее млекопитающее. Утконос, что ли?» Если фильм тематически никак не связан в данный момент с Вашим утконосом и зоологией вообще, можете не сомневаться, что Ваш вопрос не будет даже расслышан. Вас обязательно переспросят. Но ведь если Вы спросите что-нибудь уместное, касающееся сюжета фильма, характеристики киноактера и т. п., — вам ответят. Даже если Вы зададите этот свой вопрос тише, чем первый.

Почему?

Да потому, что «уместно», «понятно» то, что относится к наиболее вероятному в данной ситуации, о чем принято в данной ситуации говорить, что входит в «установку на восприятие данного фильма». Все остальное оказывается за пределами поля внимания, а поэтому и не узнается, не понимается.

В условиях повседневного общения нередко кто-нибудь вдруг (именно «вдруг», т.е. неожиданно) начинает рассказывать случай из своей жизни или, скажем, анекдот, в то время как ни того ни другого от него не ждут. Некоторые люди начинают разговор, как бы продолжая развивать свои собственные- мысли, которыми они были поглощены сами, а никто из присутствующих о них не имел никакого понятия. «Вы думаете, что это правильно?!» — раздраженно спросил однажды при мне незнакомый пожилой человек женщину, стоящую рядом с ним в автобусе. Та растерялась: «Простите, но я вас не понимаю… Мы, кажется, не знакомы с вами…»

Оказалось, что пожилой разгневанный мужчина хотел… оказать растерявшейся женщине услугу: стоящая рядом с ней сердобольная мама посадила на освободившееся место свою здоровенькую и жизнерадостную дочь лет восьми-девяти. Вот вместо этой девочки и должна была сесть, как полагал разгневанный, женщина, не обратившая на происшедшее никакого внимания. Своим возгласом, продолжившим ход его мысли, мужчина как бы приглашал осудить неверный поступок матери девочки. Но разве можно понять его намерения по его возгласу? Пришлось разъяснить, тратить нервные усилия, зря терять время…

бестактность

Бывает, что человеку весело, у него хорошее настроение, ему хочется поделиться им с окружающими. Разве это плохо? И уже рассказывается веселый анекдот или поясняется причина радостного состояния. Но при этом человек может не заметить, что другие-то настроены «на другую волну». Их может что-то огорчить. Они могут скорбеть о потере друга или родного человека. Как на фоне такой установки может прозвучать шутка? Как выглядит при этих условиях широкая улыбка? Мы назовем их по праву проявлениями бестактности. Значит, начиная разговор, проверьте, уместно ли вообще начинать говорить, надо ли говорить то, что Вам захотелось. Одним словом, вступая в общение, начинайте с «ориентировки» в ситуации общения: всегда ответьте сначала сами себе на мысленные вопросы о том, кто перед вами, о чем И как можно (и нужно ли вообще?) говорить.

Расскажите своим друзьям:

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Понедельник, Октябрь 25th, 2010, 15:45 Категория Новости.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.