ОБЩЕНИЕ С ЭКСПЕРТ-СИСТЕМАМИ

Что касается того, «понимает» или «не понимает» компьютер текст, который он выдает на экран или принимает от пользователя, то здесь вопрос очень и очень спорный. Конечно, в полной мере, как понимает текст человек-профессионал, компьютер текста не понимает:

у машины нет социальных или личных мотивов, «знаний жизни»;

машина не знает ни Ивана Степановича лично, ни литейного производства, ни семейных отношений, ни последствий болезни.

Но ту информацию, которую дает пользователь, машина в данном случае понимает точно, хотя, как говорится, «на поверхностном уровне». Ведь в ответ на вопрос о состоянии Петрова машина не выдает данных о числе слонов в зоопарке! Если обратиться к медицинской практике консилиума, то в профессиональном разговоре кардиологов тоже будут лишними соображения, не относящиеся прямо к ситуации постановки диагноза: люди будут говорить только о том, о чем только что беседовал пользователь с компьютером. Причем если это необходимо, то в память машины (в «банк знаний» и в «банк данных») можно ввести и такие обстоятельства жизни Петрова, о которых пока не шла речь: обо всех его болезнях, об условиях труда, об отношениях в семье, о наследственности…

Что касается людей-специалистов, то они в своих профессиональных разговорах тоже ведь вполне «запрограммированы», т.е. получили знания из книг, лекций, собственного и чужого опыта. Вот эти все знания «добывают» из них (в данном случае от медиков) специальные «инженеры по знаниям», т.е. кибернетики, для того, чтобы затем ввести эти знания в машинную программу, в эксперт-систему. Поэтому нет смысла в данном случае различать «банк знаний» машины и запас знаний человека: все, что в принципе можно получить от человека-специалиста, можно и нужно ввести в «банки знаний» эксперт-систем.

Легко понять, что существуют не только медицинские эксперт-системы, но и системы в области архитектуры, геологии, археологии, различных инженерных технологий. Скажем, работающая в Тартуском университете эксперт-система «Датум» является консультантом в области юридической, а поэтому в ее «банке знаний» есть законодательство, материалы различных дел, относительно которых можно выяснить степень аргументированности судебного приговора в зависимости от состава преступления, наличия доказательств вины и т. п.

Таким образом, можно, так сказать, «с легкой душой» утверждать, что эксперт-системы способны к общению с человеком, хотя и отличаются от него отсутствием собственных мотивов и эмоций. Естественно, что машина не умеет намеренно лгать, не умеет маскировать собственные намерения, иронизировать, преследовать личные цели или переводить разговор на иные темы.

Но нужно ли такое умение пользователю?

Суббота, Июль 30th, 2011, 14:14 Категория Новости.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.